Недавно «Вести ПК» сообщал о прошедшем недавно в Воронеже концерте «Хора Турецкого». Как мы и обещали, предоставляем вашему вниманию интервью с основателем легендарного коллектива Михаилом Борисовичем Турецким, а также с одним из старейших солистов хора — обладателем уникального голоса тенора-альтино (таких голосов всего несколько в мире) – Михаилом Кузнецовым.

— Михаил Борисович, в прошлый раз, когда мы брали у вас интервью, к вам подходила воронежская женщина и просилась в ваш женский хор «Сопрано». Есть у вас там наши землячки?

— Нет, из Воронежа у нас никого нет, но хотелось бы. Потому что верю, что в Воронеже есть хотя бы одна супер-талантливая певица. Найдите мне ее, мы ее ждем! Я хочу говорить, что у нас есть певица из Воронежа, это очень важно. Потому что в Воронеже очень красивые женщины с очень хорошими голосами. Мы слушаем, как зал поет и видим, что тут очень много талантливых людей. Мы же не первый раз здесь, я давно это приметил!

— Чем успели заняться в нашем городе?

— Я приехал ночью, а музыканты прилетели из Москвы за несколько часов до концерта. Сегодня немного прогулялся сегодня по городу. Увидел, как прекрасно стал выглядеть город, как расчистили скверы от завалов, парки появились, стало очень чисто. Молодец Алексей Васильевич. Мы с вашим губернатором давно знакомы, он был и на прошлом концерте. Сегодня мы пожелали ему процветания и успехов в большом труде. А воронежской земле – так держать!

— Когда вы сегодня гуляли, вас узнавали?

— Вы знаете, всегда стараюсь маскироваться — очки одеваю и все такое… Но если мне говорят какие-то приятные комплименты, то это неплохо. Хотя артисты, конечно, устают от постоянного узнавания. Я не очень много выставляю себя в СМИ, чтобы иметь какую-то приватность. Многие мои коллеги по цеху шоу-бизнеса расстраиваются, если их не узнают. А я расстраиваюсь, если меня узнают.

Михаил Кузнецов: «Мне нравится быть гранью единого целого!»

— Михаил Турецкий нам как-то рассказывал, что многие солисты хора после концерта любят посещать караоке-бары. Спускают, так сказать, заработанный гонорар…

— Лично я этим не увлекаюсь. Поют те, у кого остаются силы, а это значит, что эти артисты не очень выкладываются на концерте. Меня лично это наводит именно на такие мысли. Но это мое субъективное мнение, на которое я имею право. Я очень устаю на концерте, поэтому на караоке не остается сил.

— Ну а кто же у вас увлекается этим?

— Не скажу, это не корректно.

— Я слышала, что Михаил Турецкий – очень строгий руководитель. Как у вас насчет дисциплины? Штрафные санкции предусмотрены?

— У любых штрафных санкций есть оборотная сторона. Если они необходимы, значит не все в порядке в коллективе. Если человек проспал или опоздал — он подвел весь коллектив. Автобус еще подождет, а поезд или самолет ждать не будут. Таких людей я называю бедоносцами, и считаю, что от них нужно избавляться. В коллективе один зависит от другого, у нас коллективная ответственность. И одна паршивая овца может бросить тень на всех остальных. Но мы этого не позволим. Я скажу вам по секрету — если такая паршивая овца у нас заводится, мы даже не доводим это до сведения Турецкого. Мы сами с ребятами разберемся. Бить, может, и не будем, но разберемся. Мы сделаем так, что этот человек сам уйдет. Зачем нам нужен тот, кто мутит колодец, из которого мы хотим пить. Так что от нежелательных личностей в коллективе мы оберегаем сами себя.

— А праздники отмечаете вместе?

— Нет, зачем? Мы же не вместе живем! Конечно, если вы падает день рождения у кого-то на гастролях, то отмечаем. Но досуг проводим отдельно, каждый со своими семьями. Вот последний раз отдыхали на 9 мая. Целых 2 выходных дня выпало!

— Вы Турецкому даете советы, подкидываете какие-то идеи?

— Постоянно! Право голоса есть у каждого. Только делать это надо в правильной форме, спокойно и без базара. Мы можем предложить что-то, но мы ведь не знаем всех подводных течений, которые знает он, как руководитель. Он видит ситуацию с другой стороны, и в 98 процентах оказывается прав. Порой бывает так, что всему коллективу кажется, что он предлагает какую-то ерунду. Но в конечном результате, он оказывается прав.

— Вы работаете в коллективе 18 лет. Никогда не было моментов, когда говорили: «Все, ухожу!»

— Нет, у меня лично не было. А у других было, и уходили! (Тут в разговор вклинивается бас-профундо Евгений Кульмис: «Да вы что, у него голос, каких два или три в мире! Кто ж его отпустит!») Дело в том, что я с Турецким знаком 31 год, мы познакомились еще в 80-м — учились на одном факультете, но Турецкий на курс старше. Поэтому что кидаться фразами «ухожу», «не ухожу» — у нас уже другие отношения, другие счеты. Я естественно этого не афиширую, но мы давно как родственники и нам никуда друг от друга не деться.

Впрочем, на работе наши отношения не отражаются. Это и проще и сложнее. Когда были студентами, мы были в одном статусе. Сейчас все по-другому. Теперь он работодатель, а я наемный работник. Тут тоже надо правильно эволюционировать. Я могу его приобнять, сказать: «Мишаня…» Но когда никто не видит, вне работы. А так я соблюдаю субординацию.

— Чьей идеей было перепеть песню Виктора Цоя «Звезда по имени Солнце»?

— Вы знаете, однажды Женька Кульмис с этой песней засветился в караоке. Он, как выяснилось, очень любит эту песню — с армии еще. И постоянно пел ее в караоке. Ну, мы и решили – любишь, ну и пой! Да мы и сами очень ее любим…

— Я слышала, что вы никак не можете получить права на исполнение песен «Битлз». Почему?

— «Битлз» просто не разрешают «отмывать» права, размещать свои песни на дисках. Это касается всех артистов, не только для нас. Если что-то издавать не подпольно, а легально, то нужно делать авторские отчисления композитору, автору текста… «Битлз» отказываются от авторских, они просто не продают свои права.

— Сегодня вы спели «антикризисную песню «Черный ворон». Это еще актуально? Кризис вроде проходит…

— Ну, есть такое понятие, как сила инерции. И потом нам самим песня нравится.

— Кризис отразился на вашем коллективе?

— Конечно. Во-первых, стало меньше концертов, меньше корпоративов. Нас не стали меньше любить, просто люди стали экономить и меньше выделять из бюджета на развлечения. Да и зарплаты до кризиса у нас были намного больше…

— Вас, как обладателя такого уникального голоса, не пытались переманить куда-нибудь за границу? И не было ли желания сделать сольную карьеру?

— Нет, не было! Абсолютно. Да и кто меня ждет? Кто знает о моем уникальным голосе? Артист всегда должен быть «под кем-то», иметь продюсера. Все это сложно, да и староват я для сольной карьеры. Я отдаю себе в этом отчет, поэтому мне нравится быть гранью единого целого.

Благодарим концертное агентство «Карнавал-City» за помощь в организации интервью.

Марина Хоружая,
Фото автора.