Недавно в Воронеже дала концерт оперная певица Мария Лиепа. Как выяснилось, полноценный сольный концерт в воронежской филармонии оказался дебютным для певицы. «Я только отучилась и начинаю свою гастрольную деятельность. В течение последнего года выступала в Москве, но сольный концерт у меня впервые…» Маша вспомнила, что выступала в нашем городе год назад – в соборном концерте в честь Георгия Победоносца.

«У меня тогда было столько эмоций! – вспоминает певица. – Тот концерт был организован вашей Епархией, и поэтому всех артистов поселили в монастыре. Я помню, когда моя сестра Илзе (известная балерина Илзе Лиепа, — Прим. Авт.) и еще одна наша другая подруга останавливались в монастыре, я им даже немножко завидовала, мне тоже очень хотелось. И тут такой шанс! Я тогда вечером позвонила Илзе, и говорю: «Ты не поверишь где я — в Воронежском монастыре!» Илзе была за меня счастлива. Я тогда познакомилась с матушкой Варварой, и спросила, возможно ли мне приехать сюда с семьей. Она позволила, но у нас как-то все не получалось в течение всего года. А в этом году я просила специально, чтобы нас поселили здесь…»

Мария и ее окружение приехали в Воронеж рано утром и даже успели на крестный ход. «Затем я попросила благословения на концерт у матушки Варвары, попила чаю, отдохнула… Нас поселили в специальном доме для паломников – там нам выделили комнаты», — с радостью делилась Маша. Певица поведала, что намерена задержаться в Воронеже на два дня – очень уж ей хотелось попасть на праздник Живоносной иконы, который состоялся на следующий день после концерта. К слову, эта чудотворная икона как раз находится в нашем Акатовой монастыре!

«В Воронеже самая дорогая и элитная публика!»

Концерт прошел словно на одном дыхании. Мария призналась, что по сравнению с Москвой, в Воронеже ей было выступать очень трудно. «В Москве на выступлениях всегда много своих, а это уже поддержка. А в Воронеже было такое ощущение, что в зале собрались все эстеты, что это самая дорогая и элитная публика. Дорогая в том плане, что они сердцем сопереживают настолько, что ты боишься подвести публику, не оправдать их ожиданий. Тем более что меня пока еще оценивают, и надо стараться соответствовать фамилии. Все было очень волнительно, но в конце я поняла, что все получилось».

Воронежские зрители провожали Марию стоя, а в конце даже подарили два красивых пасхальных яйца. «Одно мне преподнес хор «Символ веры», второе — отец Алексей, — рассказала Мария. — Он бывший драматический актер, работал в Камерном театре. Его супруга – матушка Наталья, тоже была актрисой. А потом он решил стать священником. Мы познакомились год назад и теперь дружим, созваниваемся….»

— Маша, вы только начинаете свою карьеру на музыкальном поприще. Скажите, часто ли вы просматриваете свои выступления, ищете недочеты?

— Я вообще не люблю себя смотреть, я очень самокритична. Но последний год муж или друзья снимали на видео каждый мой концерт, и я просматривала — проводила работу над ошибками. К тому же я очень стеснялась, и специально когда приходили гости, я говорила – давайте посмотрим мой концерт. И с каждым разом я понимала, что стесняюсь все меньше и меньше.

«Илзе для меня – вторая мама!»

— А ваши брат с сестрой Илзе и Андрис ходят на ваши выступления? И дают ли какие-то советы?

— Илзе вообще играет в моей жизни одну из главных ролей – она мне как вторая мама. А еще — большой авторитет в творческом плане. Если сестра приходит на концерт, я уже знаю, что мне на 110% выскажется вся правда. Несмотря на то, что она балерина, она любит давать советы – как надо было петь, а как не надо, что надо было одеть и какую прическу сделать. Так же, как и я прихожу к ней на «Пиковую даму», и тоже даю советы. Например, могу сказать: «В прошлый раз ты сделала это несколько мягче и эмоциональнее». Мы стареемся улучшить друг друга, чтобы соответствовать фамилии.

— А наряды сами себе придумываете?

— Нет, моя мама. Она художник по костюмам, ученица Вирсаладзе. Мама работала когда-то в Большом театре – там она и познакомилась с папой. А сейчас она взялась за меня. Впрочем, к моему имиджу прикладывает руку и муж Дима. Он очень критично ко всему относится, сам выбирает мне платья, цвет. И когда нам всем троим нравится, я понимаю – понравится и зрителю.

— А дочка Машенька не участвует в этом?

— Она подает бабушке иголочки. Конечно, когда я надеваю платье, Маруся первая бежит смотреть. Говорит: «Мамочка, какая ты красивая!» Она очень нежный в этом плане ребенок. И иногда Маша требует, чтоб ей сшили точно такое же платье, по ее размеру. Иногда шьем! У нас вот на лето два сарафана одинаковых есть, мама сшила.

«Мой педагог «съедала» меня и доводила до истерик, но я за это ей очень благодарна!»

— Ваша сестра Илзе открыла свою школу-студию, учредила фестиваль талантливой молодежи. А в вас имеются педагогические задатки?

— Мне кажется, что быть педагогом – это дар. Я могу объяснить что-то, но с другой стороны я не хочу делиться знаниями. Это мои секреты!

— Но с вами же кто-то делился?

— Со мной делились педагоги, а не действующие актеры и пеыцы. Те, которые мечтали о больших ролях, но им давали малюсенькие ролюсечки в театре Вахтангова… Поэтому они вкладывали все в своих студентов. Моим педагогом была — Людмила Владимировна Ставская. Это выдающийся педагог, и заниматься у нее — дорогого стоит. Я считаю, что Людмила Владимировна — педагог от Бога. А когда я решила заняться оперным пением, моим педагогом стала знаменитая оперная певица — Ирина Ивановна Масленникова. По характеру это вторая Ставская. Это человек, который тебя будет съедать, постоянно доводить до истерик… Я всегда стояла, молча выслушивала все замечания и говорила: «Спасибо за урок!» А потом выбегала на лестницу и рыдала. Но это школа! Просто ей мое намерение казалось не серьезным. Ну пришла какая-то актрисулька попеть в Центр оперного пения… Но когда я ей сказала, что совсем ушла из драматического театра, что хочу быть оперной певицей и хочу учиться этому, тогда Ирина Ивановна в меня поверила и я стала у нее любимицей. Теперь она очень ревностно относится.

«Папина фамилия бонусов не давала. Всего приходилось добиваться самой»

— И что, даже папина фамилия не помогала?

— Нет, абсолютно! И в Щукинском училище было также. Хотя нет, там поблажку мне однажды сделали. На втором курсе моя фамилия немного мне помогла. Я тогда не сдала актерское мастерство, была в полном минусе и меня хотели отчислить. Но оставили, дали шанс. Я кстати, только к 4 курсу получила настоящую актерскую школу. Поняла, как получать роль, как ее готовить, как получать от нее удовольствие и сделать так, чтобы его получил зритель.

— Вы раньше активно снимались в кино, а сейчас?

— Сейчас намечается один русско-немецкий проект с известным режиссером – Викой Держицкой. Ее последний проект – сериал «Черная метка» на канале «Россия» с Машей Машковой. Сейчас она ждет от продюсера отмашки. Так вот Вике Держицкой очень интересен мой типаж. Я ведь не просто латышка, я еще и наполовину немка — по маме. Но что за роль я пока не могу говорить, заранее запрещается. Могу сказать только, что фильм о войне. Военный детектив. Но то, что проект состоится, это точно — Вика аж трясется в предвкушении. Съемки, скорее всего, начнутся летом.

Марина Хоружая,
Фото автора