Недавно в нашем городе выступил известный автор-исполнитель Олег Митяев. Концерт Митяева, где бард исполнил как новые песни, так и давно полюбившиеся поклонникам его творчества, при полном аншлаге прошел в зале филармонии.

«Я как Виктория Токарева – пишу «через отвращение»!»

— Олег Григорьевич, вы помните, как впервые вам в голову пришла мысль, что вы хотите заниматься творчеством?

— Честно говоря, я даже не собирался ничем таким заниматься, не собирался ничего писать… Можно даже сказать, что я упорно от этого уходил. Для этого закончил монтажный техникум, затем институт физкультуры и театральный институт. А судьба распорядилась так, что все равно пришлось писать и петь. Просто все без конца подходили, и говорили: «Пиши, пиши!» Это как мою соседку Викторию Токареву спросил какой-то писатель индус: «А как вы пишете?» На что она ответила: «Через отвращение!» Так и я. Это ж надо заставить себя сесть за стол и начать писать…

— С 2000 года существует Фонд Олега Митяева, который проводит благотворительные концерты, и несет в мир доброе и светлое. Вы сами всем занимаетесь, или кто помогает?

— Родственники помогают… Фонд существует в Челябинске, а там живет мой сын Сергей, который, кстати, произвел на свет Олега Митяева-младшего, которому сейчас 3 года. Так вот Сергей работает в этом Фонде. А вообще создавался Фонд так – пришли мои друзья, и спросили: «Можно мы сделаем благотворительный фонд Олега Митяева?» Я говорю: «Ну, делайте!» И вот они сделали, и теперь, прикрываясь моим именем, делают всякие добрые дела. И я не могу им препятствовать в этом, это было бы глупо.

— А сын Филипп чем занимается?

— Ищет себя. Тяжелый рок, тяжелый случай… Его группа называется «Дети Гетте».

«Бешеную популярность Стаса Михайлова можно объяснить лишь «обыдлением» страны!»

— В одном благотворительном концерте вы вышли на сцену в Макаревичем, Кобзоном, группой «Ума Турман». А вообще для вас имеет значение, какие музыканты выступают с вами в одном программе?

— Конечно, имеет. Как-то, лет 7 назад, я выступал на «Шансоне года», после чего мне стало очень не хорошо. Какие-то бандиты гуляют, и я должен после этого выйти и участвовать в этом шабаше. С тех пор стараюсь не участвовать в подобных мероприятиях.

Вообще, меня удручает, что народ слушает подобную музыку. Вот сегодня я размышлял о феномене Стаса Михайлова. Мне кажется, что его бешеную популярность можно объяснить только «обыдлением» страны. Если бы Елена Камбурова или Юлий Ким собирали Кремль, я бы им завидовал. А тут и завидовать нечему. Собирать большие толпы людей получалось и у «Ласкового мая», только ведь важно – кто приходит на твой концерт.

— В Воронеже вы выступаете каждый год на протяжении уже очень долгого времени. Друзья здесь появились?

— Да, это ваши организаторы. Причем, они проводят мои концерты не только в Воронеже, но и в других городах.

— В 88-м году вы выступали у нас в ДК Коминтерна, и там вас спросили, правда ли что движение авторской песни умерло. Вы тогда ничего не ответили ничего, а сейчас что скажете?

— Теперь я знаю, от кого пошли тогда те слова – от Булата Шалвовича Окуджавы. По большому счету это так. Я недавно прочитал книжку Василия Аксенова «Роковая страсть», где рассказывается о жизни великих людей, бардов. Книга полудокументальная, но Аксенов изменил всем имена. Например, Владимир Высоцкий в книге – Влад Вертикалов, Окуджава – Кукуш Октава, Евгений Евтушенко — Ян Тушинский, Андрей Вознесенский — Антон Андреотис, Белла Ахмадулина — Нэлла Аххо. И там описывается, как они дружат семьями, гуляют по Коктебелю, возмущаются вместе Пражскими событиями 86-го года… Вот та авторская песня действительно умерла. Некоторые физически уже умерли, а у других значительно сузилась аудитория. Но в целом движение, никогда не умрет, так как это подразделение включает в себя и лирику, и романтику, и литературу… Акыны, скоморохи и прочие барды всегда были и будут.

«С Эльдаром Рязановым дружу не «по-горизонтали»

— Молодежи много на ваших концертах?

— Ну, особо много молодежи я не вижу, но она есть. Я как-то у Эльдара Рязанова, который тоже является моим соседом (Олег Митяев, Эльдар Рязанов и Виктория Токарева живут в подмосковном поселке Ватутинки, — Прим. Авт.) спросил: «Как же мы с вами дружим, ведь у нас разница в 30 лет! Это же абсолютно другое поколение!» На что Эльдар Александрович ответил: «Ну, мы же дружим не по горизонтали, а по вертикали!» И я вот думаю – как это, по вертикали? И придумал — если все поколения расположить в лежачем положении, то получится определенный срез общества. Вот эти люди друг к другу и тянутся.

— Скажите, бардовской песне есть место в шоу-бизнесе, или она должна жить на фестивалях?

— Шоу-бизнес — это просто механизм организации процесса. Я всегда говорил, что бизнес – это вообще не хорошее слово, да и шоу – тоже ничего хорошего. Сергей Никитин как-то сказал, что барды это люди, которые занимаются не своим делом. Раньше ведь у каждого была своя профессия, работа. Многие были академиками, докторами наук, ну а в свободное от работы время писали песни. Это было хобби. Сейчас же люди уже перешли эту границу и работают в каких-то концертных организациях. Как Розенбаум, Трофим и т.д.

— Ваша жена Марина Есипенко в интервью говорила, что очень не любит, когда ее представляют женой Олега Митяева, так как она тоже творческая личность, актриса театра Вахтангова… Скажите, а двум творческим людям тяжело уживаться под одной крышей? Кто кому уступает?

— Да обыкновенная семейная жизнь. Всяко бывает…

«Я часто представляю себя Розенбаумом!»

— Олег Григорьевич, у вас есть в жизни какие-то идеалы?

— Я думаю, что с годами ничего не меняется, ценности остаются прежними. Мужество, честность, вера, надежда, любовь, благородство, лирика, романтика. Обыкновенные, в общем-то, вещи. Самая большая сложность – всему этому следовать. Как говорил царь Александр: «Идя-то хорошая, взять некем!»

— Информационным партнером ваших концертов всегда является «Авторадио». А сами вы какие радиостанции слушаете?

— Когда еду в машине, я листаю радио. А «Авторадио» мне нравится в первую очередь тем, что это не радио «Шансон». К тому же, руководитель «Авторадио» — мой друг.

— Скажите, а вы романтик?

— Нет! И я всегда об этом говорю. Я лирик. Романтики это те, кому не нравится жизнь, и они придумывают новую действительность, алые паруса и все прочее. А лирик – это тот человек, который любит эту жизнь и наоборот поэтизирует окружающую действительность.

— Многие артисты относятся с пренебрежением к публике. Чем вы спасаетесь от звездной болезни?

— Я себя все время представляю или Александром Розенбаумом, или Александром Володиным. Розенбаум может всех построить и сказать: «Да пошли вы все на…» А Володин говорит такие вещи: «стыдно быть несчастливым», «да пожалуйста», «слава тебе, Господи». Вот я стремлюсь быть Володиным.

«Я никогда не считал себя бардом»

— У вас есть какой-нибудь бизнес?

— А сейчас же нельзя говорить об этом, надо все делать тихонько. Пол страны уже уехали за границу, вывезли все капиталы отсюда. Потому что нет веры в светлое будущее…

— А вам не хочется покинуть Россию?

— Не-е-е, как раз мне-то не хочется! Да и кому мы там нужны?

— Вы один из немногих авторов-исполнителей, кого президент удостоил званием Народного артиста РФ. Вы были удивлены? Бардов ведь редко награждают подобными званиями… Или вы не считаете себя бардом?

— А я и не считал никогда. Мне все равно, как меня называют. Как назовут, так и хорошо. Я всегда вспоминаю смешной случай, когда на остановке один пьяный парень с гитарой пытался протиснуться в переполненный автобус, и кричал: «Подвиньтесь, пропустите, я же бард!» А что касается званий… Есть такая женщина Капитолина Сундукова. Она мой директор, продюсер и пресс-аташе в одном лице. Так вот именно благодаря ей я получил это звание. «Народного артиста» надо было дать ей, потому что я бы никогда не смог окунуться в эту бумажную волокиту. И был бы как Юрий Кукин, царствие ему небесное, — ни заслуженным, ни народным артистом…

P.S. Благодарим «Авторадио» за помощь в организации интервью.

Марина Хоружая,
Фото автора